Троицы Живоначальной церковь

04 июл

0

редактор

Восточнее села Спас, стоявшего слева от дороги из Нерехты в сторону Волгореченска, на горе видно село Красное-Сумароковых, отмеченное церковью Троицы. Своё название село получило за красоту местоположения и от фамилии последних владельцев - Сумароковых. Село расположено на левом холмистом берегу речки Сенкешки,окружённое с трёх сторон лугами.

Село Красное в 1-ой пол. 17 века находилось в поместном владении Шокуровых и Лодыгиных, а часть села находилась в вотчине Михаила Евстафьевича Пушкина - предка поэта, отец которого в трагедии "Борис Годунов" выведен под именем боярина Афанасия. На "государевой земле" стояла тогда деревянная церковь Троицы клетского типа с приделами Сергия Радонежского и Благовещения. В 1665 г. поместье Михаила Фёдоровича Лодыгина перешло к князьям Фёдору и Григорию Хованским. В начале 18 в. село принадлежало Семёну Григорьевичу Шокурову, затем его жене Варваре Гавриловне. Позднее владельцами были Сумароковы, создавшие здесь усадьбу с регулярным парком и выстроившие каменную церковь. Предки старинного рода Сумароковых выехали когда-то из Швеции на службу к Вел.князю Василию Дмитриевичу. 

Из Костромской ветви Сумароковых значительный след в истории оставил секунд-майор Николай Степанович Сумароков (1727-1812). Он является первым историком и краеведом Костромского края. Им составлена рукопись "История о первоначалии и происшествиях города Костромы", содержащая сведения с основания города и до 1778 года. Его сын Никита Сумароков основал в Костроме первую вольную типографию, служил в губернском правлении. Во 2-ой пол.19 века Сумароковы подвизались на ниве просвещения; А.Ф.Сумарокова была начальницей Костромской женской Григоровской гимназии. 

В 19 веке несколькими деревнями у Красного владел Н.В.Философов, сын которого С.Н.Философов был известным художником-академиком. В настоящее время, к сожалению, мало что напоминает о некогда богатой процветающей в те времена усадьбе и их хозяевах.  В большом и заросшем парке, окружённом рвом, с трудом читаются аллеи и остатки сооружений,беседок,зарос и пруд. От небольшого господского дома остался лишь фундамент на восточной оконечности парка. 

Церковь расположена перед усадебным парком, на пригорке, в окружении сельских изб. Полуразвалившаяся ограда с двумя воротами-западными со стороны села и восточными, более богатыми, со стороны усадьбы - очерчивают границы церковного кладбища со старинными изящными надгробиями, под которыми нашли вечный покой многие владельцы Красного и их дети. Сам по себе некрополь представляет большую художественную ценность. Надгробные памятники разнообразных форм, выполненные из чугуна и гранита, являются высокохудожественными образцами малых архитектурных форм. Чугунные плиты на могилах детей Сумароковых отличаются качеством своего исполнения и сделаны, несомненно, одарённым мастером. 

Сооружение Троицкой церкви относят на период 1766 года, но, вероятно, это дата какого-то крупного ремонта или переделки, а сама церковь была построена раньше - в первой четверти 18 века, о чём свидетельствует её декоративное убранство. Первоначально, храм имел только северный придел Иоанна Предтечи. Колокольня пристроена, вероятно, в конце 18 в., а южный придел, возведённый позже, освящён в 1829 г. во имя Сергия Радонежского. Не позднее сер.19 в. территория церкви была окружена оградой с западными и восточными воротами. Сама же церковь представляет собой типичный приходской храм. Завершающийся пятиглавием четверик с полукруглой апсидой служил летним храмом. Его оконные проёмы с арочной перемычкой обрамлены скромными наличниками с треугольными фронтонами. Широкие лопатки по углам и карниз, состоящий из трёх рядов поставленных "пикой" кирпичей - вот и всё украшение фасадов. Колокольня церкви - также достаточно характерный и не лучший образец позднебарочной архитектуры в окресностях Нерехты. Широкая трапезная между четвериком и колокольней служила зимним храмом. Она несёт в себе следы поздних переделок.  Большую художественную ценность представляют настенные росписи в четверике церкви. Полустёртые сохранившиеся надписи сообщают, что стенопись исполнена в 1768 году Костромскими художниками - братьями Иваном и Лукой Носковыми на средства Ивана Семёновича Шокурова, могила которого находится справа от алтаря. Роспись в стиле барокко выполнена в мягких о ровных тонах, очень тщательно проработаны детали. В своде алтаря развёрнута сцена Распятия, а на его склонах помещены десять клейм страстного цикла и Воскресение. В откосах окон и на стенах апсиды написаны двенадцать святителей и два архидиакона. Наряду со вселенскими святителями, здесь присутствуют и российские иерархи: Димитрий, Леонтий Ростовские, Никита Новгородский и др. В основном объёме храма на своде четверика написана Троица Новозаветная в окружении ангельских чинов и сцены Распятия на восточном лотке с четырьмя предстоящими, с двумя оплакивающими Христа ангелами. Стены четверика содержат пять ярусов росписи. В двух верхних ярусах представлены события Ветхого Завета, в трёх нижних ярусах развёрнут Евангельский цикл. В трапезной на потолках сохранилась масляная живопись середины 19 в. с более поздними поновлениями. Обрамляют композиции богатые живописные рамы. Находившийся в храме главный иконостас 2-ой четв.19 в., в начале 1990-х перенесён в Воскресенскую церковь Нерехты. 

В советское время утрачены все жилые и хозяйственные усадебные постройки, в церкви обрушилась глава южного придела, большая часть ограды была разобрана, регулярные посадки парка сильно вырублены, пруд заболочен. 

Последний священник, служивший здесь до закрытия храма, -о.Василий Спасский, захоронен недалеко от алтаря кладбищенской церкви. Очень немногое осталось сегодня от некогда былой красоты села Красного. В последние годы, правда, появилась надежда, что село и церковь не уйдут в "никуда". С некоторых пор там был организован Православный трудовой детский лагерь, где ребята из Нерехты и Волгореченска уже несколько лет пытаются воскресить святыню села - Троицкую церковь. Духовными наставниками там являются два священника прихода Тихона Луховского из Волгореченска -о.Иоанн Чулков, который давно уже работает над "оживлением" подобных храмов, как, например, в селе Спас, и о.Димитрий Дудин, который занимается патриотическим воспитанием ребят. 

Проделана немалая работа по благоустройству храма и некрополя. При расчистке мусора даже была найдена икона Николая Чудотворца с хорошо сохранившимся ликом святого, -несомненно это добрый знак... Также был найден и облагорожен угасший родник, где поставлен сруб и крыша с крестом, после чего он был освящён. Ежегодно во время пребывания трудового лагеря в селе проходят Сумароковские чтения, которые ведут своё исчисление с 2002 г. На столь крупное для здешних мест событие приезжает много гостей, - это и краеведы, и сотрудники музеев, и потомки рода Сумароковых. Так что, даст Бог, и будет возвращена Костромской земле ещё одна почти утерянная святыня.

О росписи храма.

Росписи Троицкой церкви в селе Красное-Сумароковых – один из почти не изученных и, к сожалению, разрушающихся памятников русской монументальной живописи XVIII века. В то же время, это самый поздний из сохранившихся стенописных комплексов костромской художественной традиции, подводящий итоги ее полуторавековому существованию. 

Публикации, посвященные этому памятнику, немногочисленны и достаточно скупы по информации. Село Красное начинает упоминаться в письменных источниках с начала XVII века, когда в нем на «государевой земле» уже стояла деревянная церковь во имя Троицы с приделами Сергия Радонежского и Благовещения. Каменный храм был выстроен около 1766 года, а расписан в 1768 году, когда владелицей была Прасковья Ивановна Сумарокова, урожденная Шокурова. По-видимому, село отошло Сумароковым в качестве приданого за ней. Очевидно, что ко времени росписи храма её супруга Андрея Васильевича Сумарокова уже не было в живых, в связи с чем работы велись на средства ее отца Ивана Самсоновича Шокурова, что отражено в храмовой летописи, идущей по периметру стен под нижним ярусом изображений. Весьма вероятно, что и строительство Троицкой церкви велось по его же заказу, о чем говорит, тот факт, что в новом храме не были возобновлены старые приделы, а устроен новый во имя Иоанна Предтечи – по всей видимости, патронального святого Шокурова.

Очевидно, с пожеланиями заказчика связана и чрезвычайно оригинальная сюжетная программа росписей храма, не имеющая аналогий не только в современной им поволжской монументальной живописи, но и в более раннюю эпоху. Основным источником композиций здесь служила лицевая Библия Маттиаса Мериана. Ряд сцен не имеет точного протографа, но несет в себе признаки самостоятельного композиционного творчества, основанного на переработке известных мастерам образцов. Здесь встречаются уже наработанные схемы, известные по другим памятникам храмовой живописи XVIII века, связанных с костромичами, а так же совершенно оригинальные, когда мастера изображают сюжеты, ранее практически не востребованные, но присутствие которых продиктовано волей заказчика.  

Роспись Троицкого храма не являются одновременными, хотя в основном своем объеме принадлежат 1768 году. В начале XIX века при установке нового иконостаса, имевшего форму триумфальной арки, открылись части стен на восточной стене, где были изображены Дни творения, а в восточном лотке свода храма заново, с изменением первоначальной композиции написано Распятие с предстоящими. К этому времени относится повтор текста храмовой летописи на разгранке первого и второго ярусов росписи четверика. 

В остальных частях храма живопись относится к 1768 году. В центре свода находится Троица Новозаветная в варианте Сопрестолия в окружении Сил небесных, размещенных отдельными чинами в трех лотках свода. Стены четверика разделены на пять ярусов, что довольно много для этого небольшого храма. Последовательность сюжетов в регистрах традиционная – она разворачивается по периметру храма от юго-восточного к  северо-восточному углу, за исключением некоторых отдельных случаев. Оконные откосы также заняты композициями. В ряде случаев сцены не умещаются в рамках одной стены и своим фрагментом, часто небольшим, выходят под углом на соседнюю. 

Почти три верхних яруса росписей четверика отведены сюжетам ветхозаветного цикла. Они полностью занимают два верхних ряда, а также третий ряд на южной и северной стене. На западной стене в третьем ярусе представлены сцены евангельского цикла, который полностью занимает четвертый ярус. Сюжеты Ветхого завета  количественно заметно преобладают над новозаветными, что не встречается в других памятниках стенной живописи XVII-XVIII веков.  

Ветхозаветный цикл в Красном-Сумароковых, состоящий из 39 композиций, уникален своим замыслом и сюжетным составом. Каждая сцена, иногда, включающая в   несколько эпизодов, соответствует одной из многочисленных книг Ветхого завета. Несколько книг остались не отраженными в росписи, а в проиллюстрированных выбраны не всегда самые легко узнаваемые и часто иллюстрируемые сюжеты. Интересно, что в ветхозаветном цикле Троицкой церкви нет ни одного эпизода, связанного с деяниями Троицы и праотцем Авраамом. Последовательность сцен в целом соответствует последовательности книг Ветхого завета. Исключение сделано для Третьей Книги Царств, проиллюстрированной дважды: история пророка Илии дополнительно представлена в центре третьего яруса на южной стене, где она была лучше видна. Не все сцены поддаются расшифровке в силу плохой сохранности надписей. По-видимому, некоторые композиции здесь были придуманы самими художниками, при этом им не удалось избежать ошибок.

Евангельский цикл включает в себя 27 сцен. Большинство из них часто встречается в росписях поволжских храмов XVIII века. Как правило, в основе композиций этого цикла лежат гравюры Библии Мериана, но есть также и ранее самостоятельно разработанные поволжскими художниками. Логики в последовательности сюжетов новозаветного цикла нет, сцены иногда идут блоками (притчи, исцеления), иногда перемешиваются. На западной стене в центре четвертого ряда последовательность нарушается композицией, прославляющей Богоматерь: она с Младенцем на руках восседает вверху на облаке, внизу ей предстоят апостолы. Завершает цикл сцена Воскрешение Лазаря.

Пятый нижний ярус посвящен Акафисту Богоматери и включает 24 композиции. В целом, он традиционен по иконографии, но местами нарушается последовательность сцен.  

Во входной арке на западной стене слева изображен Архангел Михаил, справа – Ангел, пишущий имена входящих. В своде арки – Спас Нерукотворный. В арке портала северной стены представлен Спас Эммануил.  

В алтаре размещен страстной цикл, что совершенно не типично для храмовых росписей Поволжья, поскольку Страсти всегда помещали в основном объеме храма. В своде алтаря представлена большая композиция Распятия. На его оси над центральным окном находится сцена Воскресения Христова. Вокруг Распятия слева и справа помещено 12 сцен цикла, среди которых уникальные «Христос и Пилат («Что есть истина»)» и «Пилат вопрошает у толпы имя осужденного».

В простенках между тремя алтарными окнами размещены две большие композиции – «Сошествие Святого Духа» и «Служба святителя Иакова Иерусалимского, Брата Господня». Помимо этих композиций в нижнем регистре алтарной стены, включая оконные откосы, изображены вселенские и российские святители и архидиаконы, а также святые Константин и Елена.

Росписи храма отличает стилистический архаизм и ориентация на образцы конца XVII – начала XVIII века. Элементы барокко присутствуют здесь на уровне немногих деталей архитектуры. Обращает на себя внимание и индивидуальная деталь костромской артели стенописцев – обвитая виноградной лозой колонка. Такие колонки присутствуют в росписях Никольской церкви в недалеко расположенном селе Сидоровском, выполненных во второй четверти XVIII века.

В тексте храмовой летописи Троицкой церкви сохранился сильно поврежденный фрагмент, где были указаны имена авторов росписи. Из него следует, что здесь работало не менее шести мастеров, причем три имени поддаются прочтению. Это костромичи братья Иван, Лука и Василий Носковы. О них известно, что они были дворовыми людьми костромских дворян Куломзиных и вместе с мастером Сергеем Окатовым расписали в 1775 году несохранившуюся церковь Архангела Михаила в Костроме.

Несмотря на консерватизм и архаичность стиля живописи, росписи Троицкой церкви в Красном-Сумароковых отличаются неординарной иконографической программой. К сожалению, этот памятник, столь важный для истории иконописного искусства Костромы, быстро разрушается и без срочного вмешательства скоро полностью исчезнет.

Сотрудники ДПЦ «Кострома» Воронов Валерий и Алексей Семёнов.

 
Читайте также