В шаге от пропасти…

04 июл

0

редактор

Страшно представить чувства человека, решившегося на добровольный уход… Ему кажется, будто весь мир против него, и нет ни спасения, ни утешения. Но, совершая шаг в бездну, несчастный сам лишает себя утешения, которое способна дать благодать Божия. За гробом нет покаяния. Однако надежда есть всегда, и мы должны до последнего уповать на милость Господа, молясь о тех, кто столь нелепым образом покинул земной мир… О том, как пережить страшную утрату и по мере сил помочь усопшему, рассказывает иерей Максим Ульяшин, клирик Свято-Никольского кафедрального собора Бобруйской епархии.

— Самоубийство является страшным грехом. Но часто люди задаются вопросом: почему только самоубийц не отпевают в Церкви? Ведь все мы грешны, и многие уходят не раскаявшись.

— Самоубийство — это смертный грех, за который невозможно принести покаяние, так как моменты совершения греха и смерти совпадают. По сути, самоубийство ─ бунт против Бога. А человек, наложивший на себя руки, выражает полное неверие Господу, непокорность Его всеблагой воле и ставит себя вне Церкви. Потому самоубийц не отпевают. Исключения делают для лиц, которые состояли на официальном психиатрическом учёте или страдали явной психической патологией. Их поминовение допускается с разрешения архиерея.

— Как близким пережить это горе и помочь человеку, нелепо ушедшему из жизни?

— Близким и родным нужно уповать на милость Божию. Можно взять благословение и келейно молиться за усопшего. Надо благочестиво жить и чаще подавать милостыню. Если человек страдал психическим недугом, то на имя правящего архиерея можно написать прошение с просьбой благословить церковное поминовение усопшего и приложить к прошению справку из психиатрического учреждения.

— Если человек был болен — это особая статья. А если суицид совершился под действием алкоголя или наркотиков? Можно ли отпеть такого «усопшего»?

— Обо всех причинах самоубийства необходимо сообщить правящему архиерею. После тщательного рассмотрения дела будет вынесена резолюция.

— Кстати, принимая наркотики, человек медленно разрушает и убивает себя. Не совершает ли наркоман «косвенного» самоубийства?

— Человек, принимающий наркотики, разрушает своё здоровье. Безусловно, это грех. Если рассматривать смерть от передозировки наркотиков, то формально она не самоубийство, но фактически таковым является.

— Для верующего человека покончить с собой — грех против себя и Бога. Но как быть с людьми, причисляющими себя к атеистам? Как уберечь их от этого шага?

— На мой взгляд, таким людям необходимы взаимопонимание и поддержка. Если человек живёт в атмосфере любви и радости, то любой кризис, любые проблемы ему переносить легче. Когда же у близкого человека наступили апатия и отчаяние, его нужно окружить заботой, наладить с ним контакт.

— Если вспомнить примеры из истории и литературы, — иногда общество в какой-то степени оправдывало или «понимало» самоубийц. Не выдержал позора или утраты, свершил суд над собой, «спас свою честь»…

— С подобных позиций легко оправдывать и аборты, и так называемые «гражданские» браки. Люди говорят: «Мы ещё не готовы иметь детей, ребёнок будет помехой; мы друг друга любим — вот ведь главное; мы присматриваемся друг к другу». Но грех не перестаёт быть грехом: аборт — это убийство человека, сожительство — блуд.

— Вспомним поступок Иуды: он убил себя из-за угрызений совести. Было ли это «смягчающим обстоятельством»?

— У Иуды были непереносимые угрызения совести, выразившиеся в его бегстве от возможного покаяния. Предание говорит, что Иуда не сразу повесился — у него было несколько попыток суицида. Господь до последнего ждал покаяния Иуды. Но, обладая свободной волей, тот сделал бесповоротный шаг.

— То есть…

— Думаю, в его угрызениях совести не может быть смягчающих обстоятельств. Совесть — это голос Божий в человеке; он побуждает к добру либо, обличая за зло, ведёт к покаянию. А дальше у человека выбор: покаяться или нет.

— Ещё одна тенденция очень пугает: всё чаще дети и подростки сводят счёты с жизнью. То ссоры с родителями, то неразделённая любовь, то «неуд» на экзамене…

— Если родители сами станут носителями устойчивых религиозных мировоззрений с пониманием того, что эта жизнь — лишь подготовка к вечности, что нужно стремиться к нравственному и духовному совершенству ради встречи с Богом, то количество детских самоубийств сократится. Безусловно, за детей нужно молиться, не быть безразличными и безучастными. Дети должны чувствовать любовь, заботу, сопереживание родителей.

— Есть ли надежда, что сможем «вымолить» самоубийц?   — Конечно, нужно надеяться на милосердие Божие, которое не имеет границ. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил, что непременно надо молиться Богу всей душой об умершем родственнике. А какой ответ — это дело Божие. Человек не может его предугадать и решить за Бога. «Надежда с верой — светильники в жизни нашей, — отмечал старец, — а Господь — милость и любовь».

http://pravoslavie44.blogspot.ru/2016/04/blog-post_28.html

 
Читайте также