Материалы Паисиевских чтений в г. Галиче (доклад о деятельности К. Г. Тороп).

11 дек

0

редактор

Здесь мы приводим в сокращении доклад, подготовленный для Чтений искусствоведом С. С. Катковой.

Калерия Густавовна Тороп (1917-1997) - заслуженный работник культуры РСФСР, лауреат премии им. Д. С. Лихачева, Почетный гражданин г. Костромы.

На Аллее признания в центре Костромы первой среди исторических личностей названа наша современница архитектор - реставратор Калерия Густавовна Тороп (1917-1997). Рядом с ней на той же Аллее архитекторы П. И. Фурсов, С. А. Воротилов. Оба создатели архитектурного ансамбля центра Костромы, который и по сей день определяет лицо города. Чем же отличилась их коллега, чтобы занять столь почетное место и заслужить признание современников? Ей выпала нелегкая доля защищать то, что ее знаменитые предшественники сумели построить, реализуя свой талант зодчего и градостроителя. Я неслучайно разделила их. Хороших архитекторов немало, но талант градостроителя редок и редко кому удается проявить его в полной мере. Кострома предоставила П. И. Фурсову такую возможность за время исполнения им должности главного архитектора в 1822- 1831 гг. К. Г. Тороп тоже около 10 лет занимала должность главного архитектора. Проектировала и строила по мере возможности /2/. Наиболее известно выстроенное по ее проекту административное здание на углу улиц Козуева и Пятницкой. Но ее главным делом и в эти годы было сохранение исторического наследия. Она понимала значимость для города сохранения архитектурного ансамбля центра, Ипатьевского и Богоявленского монастырей.

Есть мужество в бою, и есть героизм в повседневной жизни. Я сама видела эти многостраничные и короткие, как выстрел, приказы о сносе рядов, о строительстве зданий Обкома партии в самом центре площади. Для того чтобы отстоять от сноса Большие Мучные ряды, не дать построить некоего многоэтажного монстра в центре «сковородки» в жестокие 1950-е годы требовалось не только знание, любовь к архитектурному наследию, но и дар убеждения, самоотверженность бойца. Система перемалывала всех, героев и мужественных людей, ученых и талантливых. И в этих условиях всякое сопротивление власти было подвигом. А у Калерии Густавовны за спиной был весьма уязвимый тыл. Маленькая дочка, старики родители, уже потерявшие на фронте и в репрессиях двух сыновей. И все-таки, правило, которому она следовала всю жизнь: не перекладывать решения на других, заставляло ее защищать памятники архитектуры. Она вступалась за то прошлое, которым можно гордиться, которое необходимо хранить для потомков.

Калерия Густавовна умела находить поддержку у самых разных представителей власти и науки. С уважением относилась к памяти первого секретаря Обкома партии Л. Я. Флорентьева, который понял и принял ее доводы о сохранении исторического ядра города, той особинки, которая отличает Кострому от других городов на Волге.

И все-таки административные должности главного архитектора города, зам. начальника отдела по делам строительства и архитектуры облисполкома слишком много времени отнимали на чисто организационные вопросы: заседания, совещания, планерки. В 1957 году она принимает решение от слов в защиту памятников заняться их восстановлением, спасением от разрушения. «Ну, что ж, начнем спасать и сохранять памятники архитектуры, культуры и искусства...». С этими словами она и заняла должность главного архитектора Реставрационной мастерской, которая не без ее участия, появилась еще в 1950 году.

Собственно это был небольшой прорабский участок, не имевший своей производственной базы. К. Г. Тороп начала с подбора кадров архитекторов, техников, начальников участков и даже директора. Два основных объекта на многие годы станут главными в деятельности реставрационной мастерской: Ипатьевский монастырь и Торговые ряды.

Сейчас только историки и краеведы знают, что все мало-мальски пригодные к жилью помещения Ипатьевского монастыря были заселены семьями костромских текстильщиков. Около 300 семей, настоящий городок. Вдоль крепостных стен тянулись поленницы дров, из звонницы торчали железные трубы, клубился дым. Отопление всех помещений было печное, остальные удобства были во дворе. Чтобы начать восстановление всех построек, надо было сначала получить постановление Совета министров РСФСР о создании на базе этого ансамбля историко-архитектурного музея-заповедника, получить финансирование реставрационных работ. Это и сегодня добиться было бы нелегко, а в начале 1950-х, когда страна все средства и резервы направляла на восстановление разрушенного войной хозяйства!..

Куда было девать жителей? Эту проблему начали решать вместе с городом и текстильными предприятиями. В начале поселка Первомайский реставрационная мастерская начала строить двухэтажные дома с отдельными квартирами и переселять в них семьи текстильщиков. Процесс восстановительных работ в Ипатьевском монастыре был организован так, что освободившиеся площади сразу же реставрировали и передавали музею. К этому времени музей уже разрабатывал экспозиционные, выставочные планы и начинал перевозить экспонаты из Романовского музея, который не закрывался, но постепенно менял специализацию. Последние жильцы выехали из здания богадельни в 1968 году, когда уже монтировали экспозиции отдела природы во втором этаже.

Объем выполненных производственных работ по монастырю был огромен. Для того чтобы реставрировать стены крепости и зданий ХVІ-ХVІІ веков требовался особый кирпич, большемерный, который не выпускали кирпичные заводы. Мастерская наладила производство своего кирпича, за стенами монастыря на берегу пруда устроив небольшой заводик.

Все требовало участия главного архитектора. Авторитет К. Г. Тороп в городе был очень высок, и это помогало в решении многих вопросов.

Много лет КСНРПМ не уходила с Торговых рядов и в итоге уникальный ансамбль не только спасен от дальнейшего разрушения, исполняет свою функцию и украшает город. Восстановление церкви Спаса в рядах, обезглавленной и лишенной верха колокольни было одной из сложнейших задач не только в проектировании, но, прежде всего, в самом факте восстановления глав с крестами и колокольни. В атеистической идеологии это рассматривалось как протаскивание религии. Надо отдать должное главе городского Совета В. Ф. Широкову, который поддержал инициативу мастерской и прикрыл от нападок борцов с религией. Поставить крест на колокольне удалось не сразу, он несколько лет простоял на производственной базе мастерской.

Каждое здание площади центра города прошло через руки реставраторов, и каждое требовало не только обследования на предмет сохранности, состояния конструкций, перекрытий, но исследования всех этапов строительства, перестроек, дополнений.

Уже первые шаги в реставрации зданий ансамбля центра показали, насколько значимы архивные исследования. Вся работа мастерской под руководством К. Г. Тороп строилась на базе основательной проработки документальных источников в архивах, библиотеках и музеях не только Костромы, но и столиц. Тщательно собирались все сохранившиеся сведения о памятнике, начиная с первых упоминаний, актах покупки, дарения земли, о заказчике и строителе. И о дальнейшей судьбе: о пожарах, перестройках, смене владельца и об изменении облика здания, порой менявшего функциональное назначение. Работа кропотливая, требующая усидчивости и навыка в работе с документами. К этому поиску К. Г. Тороп старалась приобщить каждого из архитекторов проектного отдела, а искусствоведам дорога в архив была предписана судьбой.

Вместе с известным архивистом и краеведом В. Н. Бочковым они написали путеводитель по Костроме. Это наиболее полное и достоверное издание о памятниках архитектуры Костромы, в котором все сведения были подтверждены архивными документами. К тому же К. Г. Тороп удалось выпустить цветной альбом о Костроме, участвовать в публикациях альбомов по Золотому кольцу. Она регулярно публиковала свои материалы о памятниках города и области, находках в архиве и на объектах в местных газетах, сборниках. Популяризация исторического наследия ввела в повседневный обиход костромичей понятия «памятник архитектуры», «реставрация», а обновленные здания сами свидетельствовали о значимости реставрационного дела в судьбе города.

Кадры решают все. Это залог успеха такого сложного организма как реставрационные мастерские.

На протяжении многих лет К. Г. Тороп формировала, пестовала коллектив КСНРПМ. Она с первых шагов работы в мастерской поставила задачу на проведение комплексных работ на памятнике. С первых лет работы К. Г. Тороп в КСНРПМ началось обследование памятников архитектуры в области. В ближние села архитекторы выезжали на своих велосипедах: фотографировали, обмеряли, описывали сохранность. Совместно с музеем ездили в экспедиции. На основе этих обследований родилась идея создания Музея деревянного зодчества на стрелке у Ипатьевского монастыря.

Первые экспонаты были размещены в слободе, рядом с церковью Иоанна Богослова. Уникальная церковь Собора Богородицы, изба из Вохомского района, ветряные мельницы-толчеи и овины. Основной объем деревянных строений позднее разместили по берегу речки Игуменки.

К. Г. Тороп не просто создала свою службу проектировщиков, но и вырастила своих конструкторов, понимая, что выпускники института учились новому строительству и не сразу начнут понимать специфику работ на старых исторических зданиях. В помощь конструкторам была открыта своя лаборатория, где химики могли определить характер грунта, его влажность, насыщенность солями, характер строительных растворов и их составляющих. Фотограф фиксировал все этапы обследовании. Все этапы проектирования обязательно обсуждались на совете мастерской. Это было школой для всех. Никакого давления, каждый мог задавать вопросы автору проекта, конструктору, высказывать свои сомнения и предложения.

КСНРПМ вела работы не только в Костроме. Одним из первых памятников восстановленных в области стала церковь Богоявления в с. Красном на Волге. Уникальный шатровый храм, выстроенный в 1592 году на средства и при участии бояр Годуновых. Значительным объектом был Макарьево-Унженский монастырь (автор проекта А. П. Чернов). Прорабский участок в г. Нерехта вырос в самостоятельную мастерскую и  выполнил реставрационные работы по всем храмам города. В Авраамиевом и Паисьевом монастырях проводились консервационные работы, предотвратившие разрушения этих комплексов. А сколько обмерных чертежей выполнили архитекторы на разных памятниках, в надежде, что если даже не дойдет очередь до их реставрации, то память о них будет сохранена.

Только вмешательство  главного архитектора Костромской реставрационной мастерской К.Г.Тороп спасло ансамбль Торговые ряды в г. Галиче. Местная администрация уже приняла решение о сносе Нижних торговых рядов в связи с их аварийным состоянием. Сейчас трудно представить как бы выглядел центр города, если бы на месте Нижних рядов был выстроено нечто, абсолютно чуждое первоначальному замыслу градостроителей XVIIIвека. Реставрационная мастерская взяла на себя труд сохранить лицо главной площади города. Были тщательно обследованы все составляющие деревянных рядов, начиная с фундаментов,  каждое бревно срубов, конструкция  кровли. Над проектом реставрации работали архитекторы (В.С.Шапошников) и конструкторы мастерской. Специалисты, имевшие опыт реставрации деревянных построек, ведь в арсенале работ мастерской были памятники Музея деревянного зодчества. Пришлось  немало поискать в разных архивах  документов о строительстве Торгового ансамбля и проектирования  городского центра Галича. Эти находки прояснили многое и прежде всего, появилось имя архитектора Н.И. Метлина, автора проекта Верхних Торговых рядов. Больше того в соответствии с этим проектом были достроены оба корпуса.

В 2017 году 100 лет со дня рождения К. Г. Тороп . Вместе со всем народом она прошла через радости и беды. Она сама выбрала свой путь, получила образование, о котором мечтала и сумела реализовать свои профессиональные возможности. Власть оценила ее преданность делу и не обошла в наградах и званиях. Лучшей наградой для нее  всегда было хорошо сделанное дело и  уверенность в том, что реставрация в надежных руках и будет хранить культурное наследие народа.

Читать полностью:

 

 

 

К.Г.Тороп-хранительница культурного наследия

Скачать файл

(doc, 74 Kb)

Читайте также