Чернобыльская АЭС: что там происходит сейчас?

26 июл

0

редактор

О Чернобыле знают все. Но как-то так получилось, что очень большое количество людей, слышавших о Чернобыльской аварии 1986 года, убеждены, что после катастрофы атомную электростанцию накрыли огромным Саркофагом, и теперь там по всей территории, в лучшем случае, бегают кабаны и лошади Пржевальского, а в худшем – восьминогие чупакабры и разные мелкие ктулхи. Что происходит на Чернобыльской АЭС сегодня? Работают ли там люди? Опасно ли там находиться?

Еще больше удивляются потенциальные сталкеры, когда узнают, что и сейчас на одной лишь Чернобыльской АЭС работает около 2500 человек, это не считая других предприятий зоны отчуждения. Что же делают все эти люди на не генерирующем энергию атомном объекте в настоящий момент и что там будет происходить в будущем?

Условно все происходящее на ЧАЭС сегодня можно разделить на три взаимопересекающихся направления:

1) окончательный вывод предприятия из эксплуатации;

2) работа по международным проектам;

3) превращение Объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему, или, если очень упрощенно, строительство «Арки».

Первое направление предполагает активную деятельность на промышленной площадке аж до 2065 года. На сегодняшний момент из всех остановленных реакторов и бассейнов выдержки все ядерное топливо (больше 20 тысяч отработавших тепловыделяющих сборок) выгружено и перемещено для временного хранения в хранилище отработавшего ядерного топлива (за исключением 53 поврежденных тепловыделяющих сборок, находящихся в бассейнах выдержки 1-го и 2-го блоков, их извлекут в течение следующего года и разместят в ХОЯТ-1 в специальных каналах).

До 2022 года предполагается окончательно закрывать и консервировать все реакторы и наиболее «грязное» оборудование, после чего в течение более 20 лет (до 2045 года) планируется длительный период «ожидания», во время которого по расчетам произойдет природный полураспад радионуклидов, а значит и снижение радиоактивности оборудования и конструкций. В это время будут демонтироваться внешние конструкции.

Затем еще 20 лет все оборудование внутри помещений, а заодно и нестабильные элементы зданий, также будут демонтировать, что можно — дезактивировать и выводить из-под регулирующего контроля, пускать на металлолом, что нельзя — захоранивать, шатры блоков будут спускать, площадку очищать.

Изначально планировалось, что самое правильное — это к 2065 году превратить промплощадку в «Бурое пятно» и «забыть» про эту территорию. Однако, учитывая специфику зоны отчуждения, потенциал персонала и прочие факторы, сейчас речь идет о том, что наиболее оптимально будет интегрировать площадку ЧАЭС в промышленный комплекс Украины. Т. е. создать там «околоядерные» производства — например, по переработке и хранению радиоактивных отходов, отработавшего топлива и т. д., что уже и сегодня частично реализуется в рамках второго упомянутого направления «международные проекты».

На настоящий момент в рамках проектов международной технической помощи (которая подразумевает совместное финансирование Западом и Украиной) на ЧАЭС реализуется больше 10 проектов, без которых снять энергоблоки с эксплуатации попросту нереально.

Например, за время эксплуатации на ЧАЭС накопилось около 20 тысяч метров кубических жидких радиоактивных отходов и больше 300 тысяч метров кубических твердых радиоактивных отходов. Как уже упоминалось выше, предстоит демонтировать и дезактивировать оборудование, конструкции активной зоны, включая графит, песок, металл и т. д. Чтобы как-то разобраться со всеми этими озерами и горами радиоактивных материалов, были построены завод по переработке жидких радиоактивных отходов (ЗПЖРО) и комплекс по обращению с твердыми радиоактивными отходами (ПКОТРО). В первом планируется упаковывать больше сорока 200-литровых бочек в сутки, во втором — 20 метров кубических ТО в сутки. Для того, чтобы было во что паковать РО, на площадке был построен комплекс по производству бочек и контейнеров (около 35 тысяч металлических бочек и 700 железобетонных контейнеров в год). Чтобы измельчать «негабаритные» отходы, осуществляется модернизация установки по резке длинномерных отходов. Чтобы хранить вынутое из реакторов отработавшее ядерное топливо, построено хранилище (ХОЯТ-2, 21 тысяча ОТВС).

Отдельно стоит упомянуть строительство Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ), старт которому был дан 26 августа этого года. В первую очередь строительство такого объекта позволит укрепить энергетическую независимость Украины. До недавнего времени все отработавшее топливо с украинских АЭС за немалые суммы — порядка 200 млн. долларов в год — вывозилось для последующей переработки в Россию. Россия извлекала из ОЯТ все ценные элементы, а топливо — уже в виде радиоактивных отходов возвращало обратно. Между тем сегодня все страны пошли по пути «отложенного решения» — они не перерабатывают ОЯТ, а временно размещают его в хранилищах в надежде, что в ближайшее время развитие прогресса приведет к появлению технологий, позволяющих максимально эффективно повторно использовать отработавшее топливо.

Предположительно затраты на строительство и эксплуатацию ЦХОЯТ будут почти в четыре раза меньше, чем совокупные расходы, которые сегодня несет Украина, вывозя ОЯТ в Россию. После строительства пускового комплекса (предполагается, что это случится в 2017 году) отработавшее топливо Хмельницкой, Ровенской и Южно-Украинской АЭС будет направляться в собственное ЦХОЯТ. Проектная вместимость хранилища предположительно будет составлять 16,53 тысяч отработанных тепловыделяющих элементов, а период эксплуатации — 100 лет.

И это — лишь часть работ по международным проектам.

Наконец, третье направление деятельности ЧАЭС — это Новый Безопасный Конфайнмент, больше известный как «Арка».

Вряд ли кто-то еще не слышал, что возведенный после аварии в героической спешке (за 206 дней) «Саркофаг» крайне негерметичен и через дырки в крыше по ночам на тебя грустными светящимися глазами смотрят шитики. В этом мифе есть часть правды. Во-первых, внутри разрушенного реактора осталось около 180 тонн топлива, превратившегося в топливо-содержащие массы, в результате чего уровни радиации внутри и сегодня достигают тысяч рентген. Во-вторых, действительно, герметичность сооружения всегда оставляла желать лучшего, общая площадь щелей в кровле и стенах на момент его сдачи составляла 1000 кв.м. После стабилизации строительных конструкций и работ по ремонту легкой кровли в 2008 году ситуация, несомненно, улучшилась, но не кардинально. В-третьих, срок безопасной эксплуатации «вновь возведенных металлических конструкций» объекта «Укрытие» составляет 30 лет, то есть заканчивается в 2016 году.

Чтобы одним махом решить все эти проблемы, было решено на ближайшие 100 лет накрыть весь «Саркофаг» здоровенной аркой с пролетом в 257 метров, ростом выше 100 метров (это 35-этажный дом), больше 160 метров длиной (это полтора футбольных поля) и весом в 30 тысяч тонн с лишком. Нет нужды останавливаться на том, какой нереальный объем подготовительных работ был проделан, чтобы просто начать стройку (лишь один штришок: с места будущего строительства было вывезено больше 55 тысяч метров кубических твердых радиоактивных отходов и технологических материалов), мы говорим о настоящем моменте.

Сегодня у нас подняты две части «Арки»: Восточная (октябрь 2013) и Западная (октябрь 2014) — и максимально приближены друг к другу. В ближайшее время обе части будут соединены между собой, в Западной части в течение ближайших недель будут домонтированы опорные части и боковые сегменты. Затем в течение пары лет всю конструкцию наполнят всевозможным полезным фаршем, типа вентиляционных систем, и надвинут эту громаду на старый, обветшавший «Саркофаг», что позволит безопасно разбираться с его кровлей и внутренностями.

Теперь вы знаете о ЧАЭС немножко больше. И хочется надеяться, что это знание трансформируется в вывод, озвученный директором предприятия Игорем Грамоткиным: «Персонал ЧАЭС — это уникальные специалисты высочайшего уровня, в силу своего профессионализма легко перестроившиеся с задач по эксплуатации атомной электростанции и выработки электроэнергии на задачи обеспечения защиты населения и окружающей среды от влияния ионизирующего излучения. Чернобыльская АЭС — это наглядный пример динамики профессионализма. Наша основная задача сегодня — это забота о людях, забота о безопасном будущем.

Виталий Медведь

 

 
Читайте также