О так называемом пробном браке

19 июл

0

редактор

Не столь велико зло упасть с неба в грязь, сколь велико зло, сделавшись членом Христовым, лишиться Божественной почести и стать членом блудодейцы (свт. Иоанн Златоуст).

Сразу же оговорюсь, что речь идёт не о браке, зарегистрированном в ЗАГСе (который признаётся Церковью как брак, хотя и невенчанный), а о сожительстве без регистрации и венчания, именуемом почему-то «гражданским браком». Поэтому я беру это выражение в кавычки и далее для удобства, буду называть это явление так. Такая форма существования получила очень широкое распространение. Новомодные психологи рекомендуют пожить в «пробном браке», кинозвёзды и другие общественные люди не стесняются рассказывать на страницах журналов о своих свободных, «без штампа», отношениях. Почему людей так привлекает жизнь в подобном «браке»? Ответ очень прост. Все атрибуты настоящего брака есть, а ответственности никакой. «Гражданский брак» иногда называют «пробным»: молодые люди хотят проверить свои чувства и пожить как муж и жена «понарошку», а потом зарегистрироваться. Впрочем, иногда о регистрации речь вообще не идёт. Муж и жена — самые близкие друг другу люди, даже ближе, чем дети родителям. Зададим вопрос: «А можно ли быть пробным отцом или матерью?» То есть родить ребёнка, а если не понравится, отдать в детский дом? Мало кто не согласится, что это безнравственно. Если любишь, то на сто процентов. Нельзя любить наполовину, особенно супруга или супругу. Это не любовь, а недоверие, неуверенность в любви, именно она и лежит в основе «гражданского брака». Известен пример, что в подобном союзе живут как бы с открытой дверью, через которую всегда можно сбежать. Но если в доме всегда открыта дверь, то жить в нём холодно, неуютно и опасно.

Однажды на исповедь пришла ко мне девушка и призналась, что живёт с парнем без штампа. И начала говорить про свободные, неформальные отношения. Я сказал ей: «Да Вы же просто неуверенны, любите ли его». Она подумала и ответила: «Да, Вы правы, я до конца не знаю, смогу ли с ним прожить жизнь». Но если вы не уверены в своих чувствах, просто дружите, общайтесь, но не называйте это браком, не требуйте всего и сразу. Самого главного в этом «браке» нет –любви и доверия друг к другу.

В Интернете есть сайт «Пережить. ru ». Он оказывает помощь тем, кто расстался с близким человеком. Автор этого сайта пишет о людях, которые уже несколько лет живут в «гражданском браке»: «В шестнадцать – двадцать лет они начали жить так называемым гражданским браком, и это длится три-четыре, а чаще – пять лет. Потом вдруг приходит понимание, что нужно что-то менять, что это путь в никуда. Начинается подготовка к свадьбе, порой уже покупают кольца. И тут они расстаются навсегда.

Некоторые даже успевают пожениться, но брак практически сразу распадается. И такой финал закономерен. Мы недооцениваем воспитательную роль «гражданского брака», а ведь его неспроста так пропагандируют психологи столь нелюбимого мною «глянца». Такая форма совместной жизни – это вовсе не подготовка к браку, а совершенно иной путь. Это школа безответственных наслаждений. Поэтому люди в «гражданском браке» и живут довольно мирно, что бесы их не искушают – зачем сворачивать людей с гибельного пути? И когда после нескольких лет такого лжебрака они решают пожениться, то вдруг осознают, насколько резко придётся изменить свою жизнь, возложить на себя какие-то обязательства. Это приводит к тяжёлым последствиям. Школа безответственных наслаждений не может подготовить к поступлению в академию ответственности и любви.

Любовь — это не вздохи на скамеечке, а взаимная ответственность. Её то, как раз (особенно у мужчин) в «гражданском браке» нет. В одном (кстати, совершенно светском) журнале прочёл: «Для женщины «гражданский брак» — иллюзия семьи, а для мужчины – иллюзия свободы». Женщины, находясь в подобном сожительстве, чаще всего хотят узаконить отношения. И понятно почему. Каждая женщина – потенциальная мать и не хочет, чтобы ребёнок рос без отца и материальной поддержки. Опять же, на алименты, наследство, квартиру рассчитывать трудно. Интересно, что женщина, как правило, называет своего сожителя мужем, а мужчина свою «гражданскую жену» любовницей, сожительницей, подругой,. и лишь некоторые — женой. Мужики понимают, что ничего не теряют. Ребёнка растить матери, деньги взыскать с такого «мужа», тоже дело весьма трудное.

Людям хочется иметь семью, домашний очаг, любить друг друга, но культ распущенности, наслаждений и безответственности засосал многих. Люди пытаются найти счастье в «гражданском браке» и не находят его. Это лишь способ уйти от реальности, забыться и забыть то, что настоящее счастье возможно лишь, когда супруги полностью верят друг другу, любят и отвечают друг за друга перед Богом и всеми людьми.

Хочу упомянуть про духовную сторону этого вопроса. Люди, которые прибывают в сожительстве, ставят себя вне нормальной церковной жизни, и они это чувствуют. На исповеди очень редко кто не осознаёт, что это большой грех (как правило, все в этом каются). Существует мнение: если лиц, находящихся в «гражданском браке» не допускать до причастия, то это их оттолкнёт от Церкви, и они вообще никогда не придут к Богу. Думаю, что это полная ерунда. Задача священника не привлекать любой ценой в храм, а указывать путь ко спасению, иногда направляя и вразумляя. Я, например, придерживаюсь строгого правила не допускать живущих в «гражданском браке» до причастия (1).

И не припомню (хотя, может быть, и было такое), чтобы люди потом покидали Церковь. После я их неоднократно видел в храме, а некоторые даже заключали законный брак, но об этом потом. Всё зависит от того, как поговорить с людьми.

Обычно я вежливо объясняю, что подобная форма отношений не является браком (рассказываю почему) и причащаться пока рано. Сначала нужно разобраться в своих отношениях и либо зарегистрировать брак, либо не жить вместе. (Люди должны не рвать все отношения, а лишь не жить плотской жизнью, ведь не всё к этому сводится. Может быть, они одумаются и поженятся). Но до этого приступать к причастию нельзя. Это всё равно, что допускать к причастию человека, который два дня назад впал в блуд и говорит, что и завтра сделает то же самое. Запрещение причастия это не есть отлучение от Церкви, анафема; это епитимья. Ясно, что человек немощен, ему нелегко бывает сразу изменить жизнь, он может ходить в храм, молиться, исповедоваться, но приступать к Чаше в состоянии постоянного греха нельзя, это поругание Таинства.

Нельзя говорить человеку, что чёрное – белое, а его грех – норма. Если Церковь ему не скажет правду, то кто? Сознание того, что «гражданский брак» ставит его вне евхаристического общения, вне Чаши, может сильно повлиять на его жизнь. Ко мне пришла как-то раз женщина. Она хотела причаститься, но сказала, что много лет живёт в «гражданском браке». Я принял её исповедь, побеседовал, но объяснил, что с причастием придётся повременить. Она всё поняла, уговорила своего мужчину зарегистрироваться, и была потом очень благодарна. Случай этот, слава Богу, не единственный.

Психологу А.В. Курпатову женщина, живущая в «гражданском браке», написала письмо: «Мой парень никогда не берет меня на корпоративные вечеринки. Хотя знаю, что там бывают жены сотрудников. Мы в гражданском браке больше года, и отношения хорошие». Вот что психолог ей ответил: «Вообще говоря, понятие «гражданский брак» очень обманчиво. Вы считаете своего молодого человека мужем, но думает ли он о вас как о супруге? Если не берет на корпоративные вечеринки, скорее всего не думает. Почему ваш брак до сих пор гражданский – в этом, на самом деле, вопрос. Попробуйте себе на него ответить».

Тот же психолог свидетельствует: «Кто-нибудь может сказать, мол, подобного стресса можно избежать, если съезжаться постепенно, пожить сначала чуть-чуть в гражданском браке. Но тут нас поджидают данные неумолимой статистики, которая со всей своей неумолимостью свидетельствует: в парах, в которых до официально заключенного брака есть период сожительства, риск развода выше, нежели в парах, которые до брака не жили вместе».

Известный журналист Геннадий Бачинский, недавно погибший в автомобильной катастрофе, как-то сказал в одном интервью:

«Я прошел через многое, есть с чем сравнивать. И сейчас для меня очевидно: лучше нормальной семьи ничего не придумаешь. Когда нет семьи, есть внутреннее ощущение, что ты свободен. Живете вместе, а ты свободен. Можешь всегда уйти. Человек, который знает, что не может уйти, ведет себя по-другому.

Точно так же у родителей и детей: ты не можешь изменить своих маму и папу, и ты вынужден строить отношения. Так же нужно относиться к своей жене».

Я намеренно привел здесь высказывания не православных богословов, а совершенно светских людей, чтобы было понятно, что любой честный, искренний человек рано или поздно понимает: «гражданский брак» — это ложное, бессмысленное состояние.

Мне нередко приходится отвечать на вопрос:

«Можно ли обойтись без регистрации брака в загсе и повенчаться в церкви? Ведь для православного христианина главным является церковное благословение его брака в Таинстве венчания?»

Конечно, для православного человека главным событием супружеской жизни является венчание, но и регистрация брака – дело далеко не пустое.

Хорошо это или плохо, но в нашей жизни нельзя обойтись без документов. Документы гарантируют соблюдение законов, регламентируют права и обязанности граждан.

Например, водителя останавливает инспектор, шофер показывает ему права и документы на машину. Иначе как он докажет, что это именно его автомобиль и он имеет право управлять им?

Если у нас, например, не будет документов на землю, любой может ночью переставить забор и сказать, что так и было, или вообще отберет у нас участок.

Мы устраиваемся на работу – показываем диплом о нашей специальности, он свидетельствует о том, что мы получили соответствующее образование.

Любителям свободных отношений без регистрации я бы предложил хотя бы полгода пожить без всяких документов. Несладко бы им пришлось. Мало кто из нормальных людей готов сжечь свои документы и уйти жить в леса. (Разве что какие-нибудь сектанты).

Итак, каждый здравомыслящий человек признает, что документы – вещь необходимая. Но почему-то, когда речь заходит о регистрации брака, у некоторых этот акт вызывает просто суеверный ужас. Они ищут любое оправдание, чтобы этого не делать. Дело тут, конечно, не в документах, а в том, что люди боятся ответственности, они не уверены до конца ни в себе, ни в другом человеке, боятся потерять свободу, независимость.

Но роспись – не «пачканье документов», не «колотушка в паспорте», как говорят иные поборники «гражданского брака», а вещь весьма серьёзная.

Муж и жена свидетельствуют, что они собираются жить одной семьёй и нести взаимную ответственность не только перед Богом и друг перед другом, но и перед обществом и государством.

Нередко можно слышать, что в древности люди вступали в брак без всякой росписи, да и Таинство венчания сформировалось окончательно в том виде, как оно совершается сейчас, только к XVII веку. И что вроде бы раньше всё было как-то проще.

Обратимся к истории брака. В Римской империи, которая была государством в высшей степени правовым (за актами гражданского состояния следили, вспомним хотя бы перепись населения, когда Дева Мария и Иосиф Обручник пошли записаться в свой родной город Вифлеем), существовал брачный договор. Этот документ защищал права и обязанности супругов. Он подписывался ими в присутствии свидетелей. Законным браком считался только союз, скреплённый юридически.

Конечно, были и другие формы сожительства, но законной силы они не имели и браком не считались. Например, существовал так называемый конкубинат. Слово это говорит само за себя, в переводе с латыни оно означает «вместе лежу». Конкубинат распространился после введения новых, более строгих законов о браке. Браком он не считался, это было просто сожительство. Например, женщина в конкубинате не могла получить сословных и имущественных привилегий.

Конкубинат осуждался святыми отцами, в том числе Василием Великим. И в Византии такое сожительство встречалось.

У других народов, например у древних евреев, брачному обряду предшествовало составление брачного договора. Он также определял взаимные обязательства мужа и жены.

Христианскому венчанию предшествовало обручение. В первые века христианства обручение было отделено от венчания. Оно было актом гражданским и совершалось согласно местным обычаям и установлениям, насколько, разумеется, это было возможно для христиан.

Обручение совершалось торжественно, в присутствии многих свидетелей, которые скрепляли брачный договор. Последний представлял собой официальный документ, определяющий имущественные и правовые взаимоотношения супругов. Жених и невеста обменивались кольцами.

Уже в Российской империи до революции вступить в брак можно было только обвенчавшись или совершив другой религиозный обряд согласно исповеданию супругов. Людей разных вероисповеданий не венчали. Венчание имело и юридическую силу. Церковь вообще тогда вела записи актов гражданского состояния, которые сейчас фиксируются в загсе. Когда человек рождался, его крестили и записывали в метрическую книгу, когда венчался — выдавали свидетельство о венчании.

Дети, рожденные вне брака, считались незаконнорожденными. Они не могли носить фамилию отца, наследовать сословные привилегии и имущество родителей.

Расписаться без венчания и венчаться без росписи было просто невозможно по закону.

Это следует знать тем людям, которые всячески стремятся обвенчаться без регистрации. Всеми правдами и неправдами уговаривают священника из повенчать, а оформить свои отношения не спешат. Святейший Патриарх уже не раз говорил на ежегодном епархиальном собрании, что венчать пары можно только при наличии регистрации брака.

К сожалению, мы видим, что распадаются и венчанные браки и для многих венчание не является препятствием к разводу.

В духовной жизни могут наступить периоды охлаждения веры, тогда венчание уже не будет связывать мужа и жену и ничто не будет им мешать разбежаться. Человеческие чувства – вещь весьма переменчивая.

Брак, семья должны быть защищены. Хорошо, если вы полностью доверяете друг другу, но может случиться что-то, не зависящее от вас. Положим, мужчина и женщина долго живут без регистрации, у них родились дети. И вот муж погибает в автокатастрофе. Появляются законные наследники. Например, дети от первого брака или ближайшие родственники. И начинаются очень большие проблемы. Женщина может остаться ни с чем. А всё потому, что человек не захотел вовремя позаботиться о близких ему людях.

Я уже сравнивал отношения мужа и жены с отношениями родителей и детей. Может быть, немного повторюсь, но хотелось бы развить эту аналогию.

Допустим, мать родила ребёнка, но не хочет вписывать его в свой паспорт (не хочет «марать документ»), не хочет, чтобы её имя упоминалось в свидетельстве о рождении. Но всё-таки желает, чтобы ребёнок жил с ней, чтобы она занималась его воспитанием. Подобная ситуация невозможна. Такую мать лишают родительских прав и предают малыша в дом малютки. Права ребёнка должны быть защищены. Ребёнок должен быть прописан к матери, она обязуется проявлять заботу о нём. И это фиксируется документально.

Но супруги – люди ещё более близкие, чем родители и дети. Мать и ребёнок – это первая степень родства, а супруги – нулевая. Даже по светским гражданским законам они являются более близкими людьми, чем дети и родители. Это отражено, например, в наследственном законодательстве. Супруги – наследники первой очереди, а дети – второй.

Если люди уверены в своих чувствах, то, наоборот, стремятся побыстрее зафиксировать отношения каким-то видимым образом, закрепить их. И то, что они этого не делают, говорит об одном: сознательно или подсознательно они не уверены в своих чувствах.

(1) В этом случае я руководствуюсь 26-м каноническим правилом свт. Василия Великого, которое гласит: «Блуд не есть брак и даже не начало брака». Это сказано не про обычный блуд, а про сожительство вне брака. И людям, находящимся в таком состоянии, святитель дает епитимью как впавшим в блуд.

http://pravoslavie44.blogspot.ru/2016/07/o-probnom-brake.html#more

 
Читайте также