Воспитание без крайностей

18 июл

0

Один из распространенных педагогических мифов — будто существует множество теорий и систем воспитания, и все мы (иные — в качестве педагогов, большинство — в качестве родителей) вольны выбирать из этого великого многообразия либо даже самостоятельно изобретать некие оригинальные собственные подходы. На самом же деле любая из когда-либо существовавших и ныне существующих воспитательных концепций укладывается в рамки одной из трех стратегий, определяющих все частные приемы и методы обращения с детьми.

Если непредвзято присмотреться к тем или иным новациям, которые то и дело провозглашаются последним достижением психолого-педагогической мысли, то придется признать, что вся их новизна сводится именно к приемам, а идеология воспитания принадлежит одному из трех давних, традиционных направлений. Все они опираются на определенное представление о природе человека и о возможности совершенствования этой природы посредством внешних воздействий.

ТРИ ПОДХОДА

Один из педагогических подходов явно или неявно опирается на представление об изначальной греховности, порочности человеческой натуры, требующей обуздания и усмирения. Соответствующие воспитательные методы вытекают из ветхозаветной заповеди: «Пожалеешь розги — испортишь дитя».

В просвещенном обществе ритуальная субботняя порка вышла из моды, уступив место более мягким приемам, но традиционная идеология воспитания осталась практически неизменной. (Хотя и мягкость приемов очень сомнительна: психологическая экзекуция зачастую более болезненна, чем телесная.)

Основа воспитания в этой парадигме — власть воспитателя (педагога или родителя) над воспитанником. Соответственно воспитание имеет характер педагогического воздействия с целью насаждения освященных традицией ценностей и подавления любых отклонений от этого процесса.

Противоположный подход основывается на представлении об изначально здоровой и светлой природе человеческого существа, которая способна расцвести, если дать ей волю, но непременно зачахнет под гнетом. Сторонники такого подхода убеждены, что каждый ребенок от рождения добр и талантлив и надо лишь деликатно помочь ему развить эти ценные качества, ни в коем случае не насилуя его природу. В процессе становления личности роли воспитателя и воспитанника равноправны, и их отношения носят характер диалога, взаимодействия. Надо признать, что гуманистический пафос такого подхода гораздо привлекательнее унылого консерватизма авторитарной педагогики.

Существует и третий подход, который, казалось бы, равно удален от крайностей. В его основе лежит давняя теория «чистой доски», на которой мудрому воспитателю надлежит начертать содержание формирующейся личности. Ребенок от рождения ни хороший, ни плохой, и каким он станет, зависит от того, что будет ему привито.

На самом деле такой подход парадоксально сочетает в себе элементы двух предыдущих и может быть описан в сугубо бихевиористской терминологии: как негативное подкрепление нежелательных реакций и позитивное — желательных.

Власть воспитателя выступает фундаментом педагогического процесса: именно взрослый, воспитатель решает, за что воспитанника поощрить, а за что наказать. При отсутствии гуманистических установок наказание легко оборачивается свистом розги. Гуманизм тут вообще совершенно не обязателен, ибо воспитание по своей сути ничем не отличается от дрессировки. В выборе способов подкрепления, безусловно, сказываются гуманные качества воспитателя (или их отсутствие), но сути процесса это не меняет. Фактически в данном случае воспитание также оборачивается воздействием и в изрядной мере солидаризируется с идеалами авторитарной педагогики.

ПЛАЧЕВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Об ущербности авторитарной педагогики в последние десятилетия исписаны тонны бумаги, и сегодня едва ли кто решится выступить в ее защиту, не рискуя при этом прослыть махровым консерватором. Хотя по здравому размышлению приходится признать: на протяжении веков педагогика была если не исключительно, то преимущественно авторитарной, однако люди в этой парадигме вырастали очень разными — не только послушными «винтиками» с косной моралью, но и яркими, творческими, высоконравственными личностями. На это можно возразить, что последнее удавалось лишь некоторым, и то — не благодаря, а вопреки полученному воспитанию. Допустим, это так. Существует ли альтернатива?

В качестве таковой сегодня провозглашается гуманистическая педагогика, которая рассматривает становление личности в контексте творческого взаимодействия поколений. Ее девиз — всемерное уважение к исконно позитивному потенциалу воспитанника и ученика, всяческое поощрение спонтанности и естественности при минимуме руководства и, избави Бог, давления.

Теория эта не нова, но в массовом масштабе осуществляется сравнительно недавно. Впрочем, некоторые результаты этого эксперимента уже вполне очевидны и позволяют, говоря научным языком, оценить достоверность гипотезы.

Так вот, эти результаты если и не вопиюще плачевны, то по крайней мере заставляют отказаться от умиления.

Исключение из педагогической идеологии и практики понятий «авторитет», «дисциплина», «послушание» привело к легко предсказуемому результату — размыванию всех и всяческих авторитетов, утрате дисциплины и тотальному непослушанию. Оказалось: понятия «спонтанность» и «ответственность» так плохо совместимы, что приоритет одного приводит к утрате другого.

ПСЕВДОГУМАННАЯ ВОЛЬНИЦА

На протяжении нескольких последних лет я выступаю с научно-популярными лекциями перед аудиториями старшеклассников и не перестаю поражаться плодам гуманистического воспитания.

В любой аудитории находится несколько заинтересованных и по-настоящему хорошо воспитанных ребят, с которыми работать приятно. Но большинство составляют их сверстники, настолько «раскованные» и «спонтанные», что я все чаще задумываюсь: не переключиться ли на аудиторию более зрелую, состоящую из «жертв авторитарной педагогики», которые хотя бы умеют соблюдать приличия и приучены к дисциплине, в том числе и умственной.

Я не исключаю, что в галдящей и ржущей толпе есть и замечательные ребята, которые могли бы стать вполне приличными людьми. Однако они уже настолько тяжело искалечены псевдогуманной вольницей, что путь обретения подлинной зрелости рискует для них сильно затянуться. Записные гуманисты слишком уж старательно убеждали этих подростков, что их детский лепет — это творческий полет, почти равноценный гениальности, а нежелание подчиняться правилам — самое ценное достоинство свободной личности.

Убежден, в развитии педагогической мысли в недалеком будущем произойдет критическое переосмысление очередной крайности. Беда лишь в том, что маятник сегодня оттянут так далеко, что рискует снова качнуться в крайнюю точку. Неужели человечество обречено и впредь метаться между деструктивными полюсами, а приличные люди, как встарь, будут в основном вырастать вопреки воспитанию?

ОТ РУКОВОДСТВА К ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ

«Золотую середину» бесполезно искать в теории «чистой доски» именно в силу ее явного тяготения к одной из крайностей (что со всей очевидностью было за долгие годы продемонстрировано советской педагогикой). Поиск необходимо вести на пути совмещения преимуществ каждого из подходов и отказа от тех изъянов, которые есть в любом подходе. Ибо рациональное зерно содержится в каждой парадигме, а извращения начинаются там, где положительные моменты того или иного подхода чрезмерно переоцениваются. Нельзя также недооценивать и полностью игнорировать альтернативные подходы.

Необходимо признать, что руководство, управление и даже подчинение — необходимые компоненты воспитательного процесса, которые отнюдь не отрицают признания прав воспитанника и уважения к его личности. При этом, заметим, личности только формирующейся, которая уже в силу одного этого лишь постепенно, по мере формирования, обретает потенциал равноправного участника взаимодействия.

Как бы это ни было соблазнительно, не будем торопиться объявлять личностью малолетнего ребенка. Ею ему еще только предстоит стать. На это он имеет полное право. Это право и необходимо уважать.

Только не надо в духе новомодных веяний считать личностью «самодостаточного» нарцисса, который «никому ничего не должен». Становление личности предусматривает четкое усвоение понятий «можно» и «нельзя». Самостоятельно такое усвоение не происходит. Оно обеспечивается системой внешних норм и, не побоимся этого слова, ограничений, которые растущий человек под руководством старших постепенно интериоризирует.

На самых ранних этапах своего развития беспомощный ребенок просто не обладает потенциалом участника равноправного взаимодействия. Воспитание на этом этапе может рассматриваться не иначе как воздействие старшего на ребенка. Но по ходу развития (по крайней мере, в идеале) процесс постепенно приобретает взаимонаправленную форму, поначалу резко асимметричную. Равноправным участником взаимодействия человек становится лишь по достижении зрелости. Задача старших чувствовать темп этого поступательного процесса и не пытаться его затормозить или ускорить. И уж в любом случае не пускать на самотек.

Таким образом, на ранних этапах развития ребенка некоторые элементы авторитарности в его воспитании полезны и необходимы. В ряде случаев следует не устраивать дискуссию о целесообразности выполнения какого-то действия, а однозначно потребовать его выполнения либо, напротив, категорически запретить.

Ребенок научается регулировать свое поведение постепенно; поначалу регулирующая функция принадлежит взрослому. Если же внешняя регуляция отсутствует, поведение ребенка долгое время продолжает оставаться спонтанным в худшем смысле этого слова, то есть импульсивным и безответственным. По мере взросления ребенок обретает способность принимать внешние, социальные нормы, требования и ограничения (целесообразность которых подтверждена жизненным опытом поколений) как свои собственные жизненные установки. Этому способствуют здоровые (в подлинно гуманистическом смысле) отношения со старшими, которые, утрачивая элементы авторитарности, становятся все более демократичными.

Таким образом, элементы авторитарного стиля воспитания на определенном этапе развития ребенка могут сыграть положительную роль. Но если отношение родителей и педагогов к ребенку постоянно и неизменно строится на авторитарных принципах, это приводит к искажениям в развитии личности. В равной мере и противоположная крайность может породить распущенность и личностную незрелость. Наверное, во все времена мудрость воспитания и состояла в умелом маневрировании между крайностями, и лишь на золотой середине произрастали поистине ценные плоды. Так пожелаем же друг другу такой мудрости!

Сергей СТЕПАНОВ